Заявление Совета по науке при Министерстве образования и науки РФ о проекте Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации до 2035 года, 19.05.2016

| Скачать заявление (pdf) |

Совет по науке при Министерстве образования и науки РФ (далее – Совет) рассмотрел проект Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации до 2035 года (далее – Стратегии), подготовленный фондом «Центр стратегических разработок» по заданию Министерства образования и науки Российской Федерации. Совет отмечает, что разработчики проекта стратегии проделали большую работу по анализу имеющегося статистического материала, а также аналогичных документов, принятых в развитых в научном отношении странах. Сделана попытка сформулировать целостную концепцию научно-технологического развития страны.

Вместе с тем, Совет считает, что проект Стратегии должен быть дополнен с учетом следующих основных тезисов:

  1. Ориентация на то, что стратегия должна отталкиваться от стоящих перед страной «больших вызовах» не вызывает возражений. Однако, в условиях ограниченности ресурсов эти вызовы и соответствующие приоритеты должны быть прагматично сформулированы применительно к России, а не «для всего человечества». Специфика России состоит в том, что мы имеем большую территорию, сравнительно небольшое и крайне неравномерно распределенное население, прекрасную обеспеченность первичными природными ресурсами и весьма слабую транспортную и коммуникационную связность регионов. Отсюда следуют, например, такие «российские» приоритеты научно-технологического развития – технологии создания среды комфортного пребывания «с нуля» в любой точке территории, технологии активной информационной и транспортной коммуникации для преодоления ограничения больших расстояний, всемерный переход к «безлюдным» технологиям. В любом случае, перечень «больших вызовов» должен формироваться в результате открытого и прозрачного экспертного процесса, исключающего лоббирование интересов отдельных групп.
  2. Концентрация усилий на приоритетах не должна сковывать инициативу ученых по развитию других научных направлений, особенно фундаментальных научных исследований, не ограничивать свободу научного и технологического поиска ученых и инноваторов-изобретателей. Это возможно только если а) поддержка приоритетных научных и технологических направлений будет осуществляться за счет дополнительных средств и преимущественно на конкурсной основе; б) основным субъектом поддержки станут ведущие научные и внедренческие группы, отдельные ученые и изобретатели, а не большие организации. Организации должны обеспечивать «рамочную инфраструктуру» для плодотворной деятельности научных и внедренческих групп.
  3. При этом необходимо решительно перейти от модели «управления затратами» к модели «управления результатами», когда успех проекта определяется полученными результатами (опубликованными статьями, полученными патентами, реальным внедрением в промышленности), а не правильной отчетностью о потраченных средствах. В частности, это означает отказ от уравнительного принципа и перераспределение средств от тех, у кого не получается эффективно работать научно-технической сфере к тем, у кого это получается.
  4. Необходимо осознать, что работа даже по самому важному приоритетному направлению невозможна без наличия надлежаще подготовленных кадров. Поэтому Совет считает, что кадровой проблеме в Стратегии должно уделяться гораздо большее внимание, чем в имеющемся проекте. На самом деле кризис существующей кадровой структуры российской науки является одним из самых «больших вызовов», стоящих перед страной. Несколько месяцев назад Совет уже принимал подробное заявление по этому вопросу: Заявление Совета по науке при Министерстве образования и науки РФ об инструментах, направленных на развитие кадрового потенциала российской науки, 21-22.12.2015. Хотелось бы еще раз подчеркнуть необходимость срочной разработки программы поддержки наиболее перспективных молодых ученых и ученых среднего возраста по созданию самостоятельных лабораторий и научных групп, а также программы создания новых «точек роста» и ведущих научных центров в российских регионах.
  5. Совет считает, что региональному аспекту научно-технологического развития РФ в Стратегии могло бы быть уделено существенно большее внимание. Концентрация всей интеллектуальной элиты страны в нескольких выделенных центрах является застойным фактором, препятствующим быстрому развитию новых идей. Программа увеличения мобильности ведущих ученых и инноваторов могла бы стать составной частью Стратегии.
  6. Стратегия должна включать программу повышения привлекательности карьеры ученого и инноватора, что означает создание системы обеспечения надежности жизненных траекторий для тех, кто выбрал такую карьеру. Необходимо разработать индикатор комфортности ведения научной деятельности("Doing science"), включив туда простые и важные для ученых параметры (время, затрачиваемое на отчеты и заявки, доступность грантового финансирования, легкость формирования и изменения научного коллектива, время, необходимое для заказа реактивов, время ожидания их поставки и т.д.), сравнить Россию с другими развитыми в научном отношении странами, и поставить цель к 2030 году "догнать и перегнать" их по комфортности ведения научной деятельности
  7. Необходимо коренным образом изменить законодательство в сфере защиты интеллектуальной собственности. В существующих условиях можно достичь существенного ускорения внедрения технологических разработок, если передать права собственности на объекты интеллектуальной собственности самим разработчикам.
  8. Одной из заложенных в Стратегию идей должно быть поощрение конкуренции и отказ от монополизма в научной и технологической сфере. Выделение приоритетов научно-технологического развития не должно приводить к созданию «головных» институтов и организаций, что с неизбежностью приведет к загниванию любой деятельности.
  9. Наконец, важным элементом Стратегии должно быть всемерное поощрение международного сотрудничества в науке и технологиях. Связь с мировым процессом технологического развития должна обеспечивать постоянный приток новых идей и способствовать минимизации российских затрат. Важно разработать прагматичную программу кадровой «подпитки» российской науки и технологического развития высококвалифицированными специалистами из-за рубежа, обращая основное внимание не на «громкие» имена, а на потенциал долгосрочной отдачи от таких специалистов.